История Данилова монастыря и его колоколов

архимандрит Алексий

Уважаемые дамы и господа!

Любой нации, любому народу для того, чтобы нормально развиваться, необходимо сохранять свою историческую память.  Эта историческая память хранится и передается не только в памятниках литературы, но и благодаря предметам материальной культуры как светской, так и религиозной.

Сегодня в нашей стране происходит возвращение к историческим и духовным корням. Пришло «время собирать камни», и мы несказанно благодарны Богу – за это время, в которое Святыни русского Православия, и высокие духовные ценности возвращаются в Россию, и людям – которые содействуют этому процессу у нас в стране и за рубежом.

*      *      *

Позвольте представить Вашему вниманию небольшой экскурс в историю нашего монастыря, монастырской звонницы и ее колоколов.
Данилов монастырь – первый и древнейший в Москве – был основан в 1282 году святым князем Даниилом, младшим сыном благоверного князя Александра Невского. Монастырь был освящен в честь небесного покровителя князя – преподобного Даниила Столпника. В монастыре 4  марта 1303 года первый московский князь, приняв монашеский постриг, скончался и был погребен, согласно своему пожеланию, на общем монастырском кладбище. Спустя 350 лет, 30 августа 1652 года в монастыре было найдено его захоронение, возле которого совершались явления и чудеса исцелений, князь был прославлен как святой.

После смерти князя обитель пережила сложную эпоху, на некоторое время монастырь становился даже простым приходским храмом. Но никогда не прерывалась связь между монастырем и его основателем: князь Даниил чудесами и исцелениями напоминал о себе. Из летописей и преданий известны по меньшей мере три таких случая явления князя. В 1560 году первый русский царь Иоанн Грозный возобновил монастырь на месте погребения своего святого предка.

Монастырская летопись сообщает, что в 1561 году в возрожденной обители Грозный построил первый каменный храм Святых Отцов Семи Вселенских Соборов и звонницу .  Царь Иоанн с сыновьями Иоанном и Феодором присутствовал на  освящении храма. В память этого события крест на храме украшает царская корона, которую несут два Ангела.

В XVII веке Данилов монастырь продолжал активно строиться главным образом благодаря заботе о нем русских царей. Царь Алексей Михайлович выделил средства на возведение каменных монастырских стен. В 1730 году храм Святых Отцов, созданный царем Иоанном Грозным,  был перестроен в двухэтажный. В XVIII веке колокольню храма разобрали, а  на ее месте  был возведен третий ярус: храм преподобного Даниила Столпника. В этом комплексе мы видим храм Святых Отцов сегодня. 

Даниловская обитель во все времена жила жизнью, неотделимой от судьбы России, всего русского народа. Не минули ее события войны 1812 года.  Во времена нашествия Наполеона монастырь был занят французами, которые разорили монастырь и даже сорвали с гробницы преподобного Даниила серебряный оклад. Но в целом XIX век стал для монастыря  временем роста и развития. В 1833 году на пожертвования меценатов по проекту великого русского архитектора Осипа Бове  был возведен собор Живоначальной Троицы. В нем могут молиться одновременно до трех тысяч человек. Это был тот самый архитектор, который создал  в Москве Большой театр.

Нельзя не сказать несколько слов об уникальном некрополе Данилова монастыря, который начинал свою историю еще с могилы князя Даниила. На монастырском кладбище были погребены многие выдающиеся люди России. Их имена известны во всем мире: великий русский писатель Николай Гоголь, художник Василий Перов, основатель всемирно известной картинной галереи Сергей Третьяков и многие другие. Несколько недель назад при раскопках в монастыре было  найдено место захоронения Гоголя.


                                                        * * *
А теперь я расскажу о колокольне и колоколах Данилова монастыря. Мы не располагаем документальными сведениями о точном месте расположения и внешнем виде первой монастырской звонницы XIII века, но можно уверенно сказать, что она была деревянной, как и сам храм преподобного Даниила Столпника. Это могла быть пристроенная к храму или стоящая рядом с ним деревянная конструкция.

Очевидно, время создания звонницы должно совпадать со временем основания монастырского храма. Колокола и била появились в России около тысячи лет тому назад, с первых дней христианства на Руси они являлись «часами» каждой монашеской обители. Впрочем, вся повседневная жизнь русского человека также проходила под звучание церковного колокола. «Звоном все началось, звоном все и кончится» – гласит русская пословица о Таинстве крещения младенца и обряде отпевания покойного, которые сопровождаются звонами.

Я уже говорил, что при царе Иоанне Грозном в середине XVI  века в монастыре был выстроен новый каменный храм и новая колокольня.  Есть также упоминание в документах о том, что царь Иоанн подарил монастырю колокол. Еще два колокола были подарены монастырю в 1682 году царем Федором Алексеевичем.

В 1688–1689 годах на вклады князя Ивана Борятинского была выстроена  новая каменная шатровая колокольня. Князь подарил монастырю и колокол, по-видимому, достаточно большой, так как его литье производили прямо на монастырском дворе. Сюда же переместили колокола с разобранной в то время церкви преподобного Даниила Столпника. Общий вес колоколов на новой звоннице к началу XVIII века составил чуть менее 5 тонн. Как полагают исследователи, в этот ансамбль входили вкладные  колокола Великого князя Иоанна Калиты (XIV век) и царя  Иоанна Грозного (XVI век). Самыми крупными в нем по размеру были колокола царя Феодора Алексеевича (XVII век) весом  около 1000 кг и 500 кг. Меньший из них сохранился до наших дней и является пятым по весу в ансамбле Даниловских колоколов.

Они были отлиты известным литейщиком Федором Моториным, одним из представителей знаменитой династии колокольных  мастеров. Иван Федорович Моторин и его сын Михаил создали кремлевский шедевр: Царь-колокол весом 202 тонны. В 1701 и 1710 годах монастырская звонница была обескровлена тяжким побором. По указанию императора Петра I с многих церквей, в том числе и с Даниловской колокольни, были сняты колокола для литья пушек. Монастырь в эти годы лишился почти половины веса своих колоколов. Среди утраченных были, очевидно, упомянутые колокола, вклады Великого князя   Иоанна Калиты и царя Иоанна Грозного.

В 1731–1732 годах над Святыми вратами монастыря на средства московского купца Михаила Косырева было выстроено нынешнее здание колокольни. На втором ярусе был устроена церковь преподобного Симеона Столпника. На новую колокольню перешли все монастырские колокола, а старую шатровую колокольню разобрали за ненадобностью. Таким образом, на новой надвратной звоннице стали располагаться все исторические колокола обители.

В 1795 году монастырская звонница пополняется колоколом весом более 2-х тонн. В нынешнем ансамбле он известен как «Будничный» колокол, до прошлого года он занимал один из ярусов башни библиотеки Бейкера. В 1803 году был отлит новый – весом  5  тонн. В монастыре не хватало средств на такой крупный колокол, и был организован сбор средств, который продолжался 8 месяцев. Оба упомянутые сейчас колокола отливались на заводе московского купца Струговщикова.

На протяжении всего XIX века также продолжался подбор монастырского «звона»: некоторые колокола выходили из строя, на замену подбирались новые, ансамбль прибавлял численно и в весе. В середине XIX века в монастыре было 8 колоколов,  а к концу века монастырь уже имел ансамбль из 14 колоколов. Следует уточнить, что «Подбор» или «звон» – это ансамбль колоколов, который долгое время кропотливо формируется, колокола в нем насколько возможно хорошо согласованы по звучанию,  это уже не просто «набор» случайных колоколов.

В 1890 году был поврежден 5-тонный колокол, и из его металла с увеличением веса был отлит великолепный 12 тонный колокол-тяжеловес. В память о своем покойном муже дорогую переливку оплачивает купчиха Анастасия Захарова. Гигант был назван «Большим».

 Его не сразу решились подвесить на колокольню из-за ветхости здания. 17 лет после отливки он находился не на колокольне, а на большом помосте за стеной монастыря. При звоне раскачивали его язык двое. Он явился самым крупным колоколом Даниловского ансамбля.

В 1906 году было принято решение усилить конструкцию колокольни для подвеса 2-х самых крупных колоколов. Но сделать это нужно было без перемены внешнего облика здания. Впервые за всю историю реставрационных работ в России использовали сложную металлическую конструкцию, которая позволяла перенести нагрузку от колоколов на нижний прочный ярус здания. Внешний вид колокольни после реконструкции не изменился.

В начале XX века на московском заводе Финляндского были отлиты еще 11 колоколов, среди них второй по размеру в ансамбле 6-тонный «Полиелейный» и третий по размеру «Постовой», весом 2200 кг. При этом на переплавку были сданы непригодные старые экземпляры общим весом около 2300 кг. В этот период времени исчезает из описей больший «Царский» колокол весом в 1 тонну, последний раз он упоминается в 1898 году. Очевидно, он пришел в негодность и был отдан на переплавку среди прочих поврежденных колоколов в 1907 году.

Таким образом, общее число колоколов на ярусе звонов достигло 18 при общем весе 25 тонн. На этом двухвековой период формирования ансамбля был завершен, поскольку события последующих лет вовсе не располагали к дальнейшему собиранию Даниловского «звона».

Все Даниловские колокола хорошо подходили друг к другу, причем малые представляли собой такую последовательность тонов, которая позволяла включать в ритмику трезвона фрагменты церковных песнопений. Особо отмечались высокие музыкальные достоинства звука «Большого» и аккорда его с двумя другими крупными колоколами ансамбля: «Полиелейным» и «Будничным». Колокольный звон обители стал слышен возле Кремля  за 5 километров от монастыря. Москвичи понимали язык колоколов, даже по звуку различали их, а по манере исполнения узнавали звонаря. Недаром бытовала поговорка «Поеду в Москву хлеба-соли откушать, красного звона послушать». Очень скоро Данилов монастырь прославился на всю Москву своим колокольным звоном. Знатоки и простые прихожане выделяли  красивое звучание басовых Даниловских колоколов, стройную мелодику средних и малых.

Даниловский колокольный ансамбль признавался, таким образом, одним из шедевров колокольного литья русских мастеров.

*      *      *

Революционные потрясения XX века, перевернувшие жизнь страны, не обошли и нашу святую обитель. После революции 1917 года обитель была закрыта как монастырь, хотя братия еще долгое время существовала как «Группа верующих бывшего Данилова монастыря». Начались тяжелые годы гонений. Власти закрывали один за другим храмы монастыря, отбирали жилые помещения, заселяли здания семьями горожан, сокращали время богослужебных звонов и использование больших колоколов. В 1925 году монастырю было предписано: «В будни звон по 5 минут в малый колокол, а в праздники и церковнопрестольные по 7 минут в большой колокол и трезвон 9 минут». В 1930-м году обитель закрыли, а на ее территории была устроена колония для беспризорников, позднее – для несовершеннолетних преступников.

В 1937 году насельники монастыря были арестованы и расстреляны, в живых остались лишь несколько человек. Был разрушен знаменитый некрополь Данилова монастыря, лишь останки нескольких известных личностей перенесли на другое кладбище. В 1939 году колокольню снесли до уровня сводов храма Симеона Столпника. Все монастырские здания со временем также пришли в упадок.

От верной гибели в 1930 году Даниловские колокола  спас научный сотрудник Гарвардского университета Томас Виттемор, член американской благотворительной миссии в Москве. Он предложил  американскому промышленнику Чарльзу Ричарду Крейну выкупить у советского правительства весь набор.

Большинство колоколов в России к этому времени уже потерпели большой ущерб или были вовсе переплавлены. В письме к своему сыну Джону Ричард Крейн писал про выкупленный ансамбль: «Колокола великолепны, красиво установлены и сделаны в совершенстве… этот небольшой подбор может быть последним и почти единственным фрагментом прекрасной российской культуры, оставленным в мире». По отношению к искусству колокольного литья это утверждение недалеко от истины: в настоящее время в России сохранились всего 3 подобных исторических подбора.

В конце лета 1930 года все 18 Даниловских колоколов были демонтированы с колокольни монастыря и отправлены поездом в Ленинград (Санкт-Петербург). Там их ждало долгое морское путешествие через Атлантику в США, в Гарвардский Университет. Таким образом они были спасены от горькой участи, которая постигла и братию обители, да и сам монастырь.

*      *     *

Семисотлетняя история нашего монастыря знала периоды расцвета и периоды  упадка и забвения, но неизменно в годы тяжких испытаний обитель получала помощь от своего Небесного покровителя – благоверного князя Даниила. В 1983 году началось второе возрождение обители. После многих лет запустения первый монастырь Москвы  стал первым монастырем, возвращенным Церкви. В то время всё в монастыре поражало разрухой и запустением, но всего за пять лет,  к 1988 году, году 1000-летия Крещения Руси, монастырь был восстановлен. Это было подлинное чудо Божие.

Для возобновления уставного звона по старым чертежам была восстановлена колокольня. Все расчеты несущих конструкций были сделаны на основе имеющихся данных о размерах, весе и схеме развески прежних, исконных Даниловских колоколов.

На воссозданной в 1985 году монастырской звоннице заняли свое место 15 колоколов старого литья, которые были собраны из разных областей России. Все колокола отлиты в XIX веке. Это колокола, сохранившиеся в разрушенных, закрытых церквах Московской, Ярославской, Вятской и Костромской областей. Часть колоколов была пожертвована в монастырь частными лицами – православными людьми, бережно сохранявшими эти реликвии в течение десятилетий атеизма. Общий вес нового ансамбля составил около 9 тонн и оказался менее прежнего почти в 3 раза, вес главного колокола уменьшился почти в 3,5 раза.

Самый большой колокол был отлит в 1886 году и весит 3,5 тонны, он родом из Ярославской области. Богато украшенный, он, к сожалению, пострадал при падении со своей родной колокольни во время пожара и утратил певучесть. Возможно, его первоначальный тембр также исказился. Два других крупных колокола весят 2100 и 1800 кг. Они также имеют повреждения и слабые голоса. Малые колокола весят от 10 кг до 500 кг.

По воспоминаниям архиепископа Евлогия (Смирнова) – первого наместника возрожденного Свято-Данилова монастыря, никто в России не знал о судьбе Даниловских колоколов после 1930 года.  Однако, Промыслом Божиим, посол США в России господин Хартман, выпускник Гарварда, сообщил в 1984 году отцу Евлогию о местонахождении колоколов. Более того, он считал их возвращение в Россию возможным. В 1988 году президент США Рональд Рейган, посетивший в ходе своего официального визита в Москву Данилов монастырь, одобрил идею возвращения колоколов.

Понадобилось более двух десятилетий, прежде чем дорогостоящий план удалось осуществить. Мы глубоко тронуты тем, что вопрос о возвращении колоколов, представляющих значительную ценность для Русской Православной Церкви, и для отечественной культуры, нашел понимание и поддержку администрации Гарвардского Университета. Основной сложностью намеченного проекта обмена колоколами было намерение отлить взамен возвращаемых святынь их копии.

В феврале 2004 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий обратился к общественности с просьбой оказать содействие Церкви для реализации непростого проекта. Отклик не заставил себя ждать. Все расходы взял на себя предприниматель Виктор Вексельберг и культурно-исторический фонд «Связь времен», возглавляемый Владимиром Воронченко. С этого времени начала отсчет хроника совершенно поразительных событий, счастливыми свидетелями которых мы являемся.

*      *      *

Мы, насельники современного Данилова монастыря, глубоко благодарны всем, кто принимал участие в реализации этого проекта, высоко ценим их  помощь и молимся за них. В этом году мы отмечаем 25-летие возрождения обители. И для нас особенно радостно, что именно в этот знаменательный год Москва услышит исторический звон своих родных колоколов.

Выступая в марте на торжественном вечере, посвященном этому юбилею, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий сказал, что в советские годы «О князе Данииле, даже не о князе, а об имени князя, в округе напоминал только Даниловский рынок. Обитель была разрушена… Вспоминается 1983 год, когда вышло решение Правительства о передаче Церкви Данилова монастыря: тогда трудно было всем поверить, что это возвращение возможно. И порыв энтузиазма был настолько большой, что отовсюду, со всей Руси Великой, приходили денежные переводы: кто сколько мог… Может быть, кому-то покажется странным, почему сейчас мы ставим вопрос о возвращении колоколов Данилова монастыря из Соединенных Штатов Америки. Ведь могли быть отлиты такие же колокола церковного звона, какие существовали в Даниловом монастыре. Но очень важно чтобы сохранялось преемство разрушенной обители с обителью возрожденной. Колокола, которые 200 лет призывали православных верующих на молитву, – это святыня монастыря и поэтому их возвращение для нас значимо. К сожалению, очень мало, что осталось от порушенной в прошлом обители. Но это малое мы бережно сохраняем как драгоценное сокровище…».

Даниловские колокола являются 4-ым ансамблем русских колоколов из полностью сохранившихся в современной России. Их возвращение на Родину – важное событие для всего российского общества, его культуры и истории как церковной, так и светской. Нас весьма вдохновляет символичный факт, что в этом масштабном событии такую важную роль играет Гарвардский Университет и граждане Соединенных Штатов Америки. Пусть этот поучительный пример торжества добродетели и обычного человеческого понимания станет руководством в решении спорных вопросов в самых разных сферах взаимоотношений людей в мире. Нам же хотелось бы, чтобы и впредь наши культурные, духовные, дружеские связи с Гарвардом все более укреплялись и развивались. Спасибо вам!