Ансамбль даниловских колоколов

Колокольный ансамбль Данилова монастыря состоит из 18 колоколов, и формировался он на протяжении более двухсот лет.

Звон в Данилове возглавляли три больших колокола. Самый главный — Большой — весит 722 пуда (около 12 тонн). Он был перелит из старого трехсотпудового с добавлением высококачественной меди в 1890 году в Москве, на заводе Н.Д.Финляндского, мастером Ксенофонтом Веревкиным.

Создан колокол «усердием о. Архимандрита Ионы, жертвою купчихи Анастасии Сергеевны Захаровой о упокоении ея мужа раба Божия Иоанна»[1]. Он отличается особой «дикцией», гармоничным сочетанием ярких высоких обертонов с бархатистыми низкими — редким достоинством колоколов столь большого веса.

Второй большой колокол, Полиелейный, весит 365 пудов (около 6 тонн) и был отлит в 1904 году, а третий под названием Будничный весит по одним сведениям 131 пуд (около 2,2 тонн), по другим 125 пудов и датируется 1790 годом.

Затем идет ряд из десяти подзвонных колоколов весом от 31 пуда (около 500 кг) до 1,75 пуда (30 кг). Первый колокол в этом ряду (весом 31 пуд) – самый старший в подборе — отлит в 1682 году и является царским вкладом Феодора Алексеевича. Вместе подзвонные колокола представляют собой хроматическую последовательность тонов, которая позволяла вызванивать на них мелодии церковных песнопений – в основном, минорного лада.

Еще четыре зазвонных колокольчика весят 16, 13, 12, и 10 килограмм. Малые – подзвонные и зазвонные – колокола весьма удачно гармонируют с тембром «Большого».

Таким образом, в праздничном трезвоне участвовало 17 больших и малых колоколов. Еще один, Постовой колокол, не употреблявшийся вместе с указанными при звоне, весит 137 пудов (около 2,3 тонн) и был отлит в 1907 году.

Большинство колоколов создано в конце ХIХ – начале ХХ века в одном и том же месте — на заводе Финляндского в Москве, чем отчасти и объясняется гармоничность звучания всего набора. Ансамбль является воплощением многовекового опыта последних колокольных мастеров дореволюционной России.

Даже в начале ХХ века знатоки и простые прихожане выделяли красоту звучания этого подбора колоколов среди многих других московских. Это и Михаил Макаров – недавно почивший 99-летний даниловский прихожанин. Он мальчиком звонил на колокольне и в своей книге «Из жизни» вспоминает:

– «Большие колокола других звонов тянули: «бом-бом», или «бам-бам», или «бум-бум», или «бэм-бэм», или «лям-лям», а в голосе большого даниловского колокола ясно слышалось само слово «звон». Так и получалось: «зво-он – звон, зво-он – звон, зво-он – звон…». В даниловском трезвоне различалось ничем не заслоняемое, четкое, красивое созвучие трех колоколов: большого, полиелейного и будничного, дополняемое стройной мелодией малых колоколов. Это было великолепно!»[2]

Это и гениальный по своему слуху, отличавший звук каждого из 4000 московских колоколов звонарь-специалист Константин Сараджев. О даниловских колоколах он писал, что они «имеют величайшую Музыкальную ценность; это есть Художественно-Музыкальный состав из колоколов, именно занимающий одно из крупнейших мест в области науки, а также и в области искусства»[3].

Так было в начале ХХ века. Сегодня же даниловский «звон» – один из нескольких сохранившихся в мире тяжеловесных дореволюционных колокольных ансамблей.

Страница даниловских колоколов на сайте Гарварда


[1] Из надписи на колоколе, цит. по: Дионисий (Виноградов), архим. Даниловский мужской монастырь. Изд. П. А. Пономарева, М., 1898, с. 63–64.
[2] Музейный архив Монастыря, машинопись, стр.4.
[3] Там же, автограф.